Сегодня не стало журналиста Геннадия Бендицкого. После продолжительной болезни он умер в больнице Минска. Об этом сообщили его родственники.

Напомним, что Геннадий долгое время работал на телеканале КТК выпускающим редактором нескольких информационно-аналитических программ, был автором в газете "Время", затем вел авторскую телепередачу "Час Бендицкого". Несколько лет назад организовал с двумя коллегами - Маратом Асиповым и Сапой Мекебаевым - собственный информационно-аналитический проект - Ratel.kz.

Медиа Альянс выражает соболезнования родным и близким Геннадия. И собрал для своих читателей воспоминания от его друзей и коллег.

3 декабря, в день своего 47-летия, ушел из жизни наш коллега, один из самых ярких представителей современной казахстанской журналистики Геннадий Бендицкий.

Впрочем, ушел – это не про него. Он буквально «сгорел» -  стремительно и внезапно – как подобает звездам…

Геннадий Бендицкий действительно был «звездой» первой величины на нашем медиа-небосклоне. Более  двадцати лет назад потомственный журналист Бендицкий встал на путь самого трудного, опасного, непредсказуемого направления нашей профессии – расследовательской журналистики. С начала 90-х его грозное, острое перо разило жуликов, коррупционеров со страниц «Каравана», газеты «Время», информагентства «Ratel.kz», а ироничный, негромкий голос неумолимо вещал на «31 канале», «КТК».

Им восхищались, на него надеялись тысячи, ненавидели и преследовали – десятки. Зачитывались и засматривались – все. И признавали – как высокого профессионала и мужественного человека – тоже все. Среди этих знаков признания – многочисленные профессиональные премии и награды, в том числе – Грант Президента Республики Казахстан. Но главные «рукотворные памятники» Гене Бендицкому – его статьи, его сюжеты, на которых еще предстоит учиться новому поколению наших журналистов, стоящих сегодня у подножья профессии.

А он всегда покорял вершины – и в своей «крутой работе», и в предгорьях родной Алматы…

Звезда Геннадия Бендицкого не сошла с небосклона, просто заняла свою новую орбиту – более высокую. Звезды не гаснут!

Виктор Кияница, исполнительный директор Медиа Альянс

С Геной лично мы познакомились достаточно давно. Но так или иначе по работе мы никогда не пересекались. Для меня он был старшим товарищем, сложно было бы назвать его близким другом, но учителем, наверное, возможно. 

Мы больше встречались в последние месяцы, когда над Рателем и другими изданиями нависла серьёзная угроза в лице бизнесмена, который очень сильно обиделся на ту правду, которую писал Гена. И если честно, мне кажется, что именно этот случай очень сильно повлиял на его здоровье. Он сильно переживал, что его товарищи, его издание, его друзья, проиграли этот суд. И возможно именно это стало своеобразным толчком в развитии его болезни.

Геннадий несмотря на то, что он очень сильный, дерзкий и готовый к бою, в душе он всегда оставался теплым, честным и очень ранимым человеком, как в общем-то и все сильные люди. Поэтому если есть что-то, чего он ожидал больше всего, то это та справедливость за которую он всегда боролся. И возможно отсутствие этой справедливости стала точкой отсчёта того, что с ним и произошло.

Мне очень жаль, потому что Гена для меня остаётся старшим товарищем, коллегой, который также как и я, как и многие другие журналисты занимающиеся расследованиями, занимающиеся борьбой с коррупцией, занимающиеся сложной не развлекательной журналистикой - для них он останется некой недостижимой чертой. Ведь он этим занимался честно и с душой много-много лет. А многие из нас пришли к этому только недавно. А он для меня родоначальник современной расследовательной журналистики и просто отзывчивый человек, который всегда готов был прийти на помощь, всегда готовый рассказать что-то и поделиться своим опытом.

Я думаю, что впереди у него могло бы быть не только большое будущее в журналистике, но и большое будущее в преподавании. Я считаю, что он как раз подходил к тому возрасту, когда его знания были настолько великий, что не делиться ими было просто не возможно.

Мы потеряли не только большого журналиста, но и блестящего педагога, который учил бы молодежь. Сейчас очень сильно не хватает знаний именно в области серьёзной, чёрной, грубой и иногда болезненной, но такой нужной журналистской правды.

Денис Кривошеев

Наверное у каждого свои воспоминания о Гене Бендицком. Когда в 17 лет я пришёл работать на КТК, он уже был состоявшейся звездой журналистики. Поэтому подходить к нему, когда он сидел за компьютером и работал над каким-нибудь репортажем об арабских принцах и соколах-балобанах, я просто боялся.

Когда стал чуть старше, мы изредка пересекались в редакции газеты «Время» куда я захаживал к своему учителю Вадим Борейко. Однажды я осмелел настолько, что попросил у него номер его мобильного, которым за эти двадцать лет знакомства воспользовался несколько раз.

Первый раз меня беспричинно остановили гайцы. Гена растолковал им по телефону, почему они не правы и почему им лучше меня отпустить. Второй раз новый Lexus LX470 ударил скромную машину моего друга и дорожные полицейские попытались сделать из него виноватого. Мы препирались около трёх часов, ровно до того момента, пока я не набрал Бендицкого. Нам тут же принесли извинения, возместили ущерб и попросили навсегда забыть об инциденте.

Третий раз дело было гораздо серьезней. Похитили моего друга. Затолкали его в ЛэндКрузер и увезли в неизвестном направлении. Как раз в те годы было несколько похищений владельцев дорогих машин, чьи тела потом находили кажется на границе с Киргизией, а железных коней не находили совсем. Гена помог оперативно найти и машину, и друга. История эта чуть сложней оказалась в конце, но лучше если сейчас я её интерпретирую вот так.

А ещё он приходил на лекцию к моим студентам и дал мне одно из самых больших интервью в своей жизни, где честно ответил на все вопросы. Тогда я впервые оказался у него дома в районе Саина - Шаляпина и удивился, насколько скромно он живёт.

В моих воспоминаниях, Гена останется отличным парнем и настоящим профессионалом. Пусть земля ему будет пухом.

Алишер Еликбаев