Желание записать интервью с Познером есть, полагаю, у каждого журналиста-современника. Темы, вопросы, аспекты - их бесконечное множество, и ты понимаешь, что объять его невозможно. Чтобы намеченное интервью не походило на концерт-солянку в субботний вечер, я выстроила стратегию - не отходить от концепции проекта «Честная жизнь», где мои гости рассказывают об ощущениях, высказывают своё видение, вспоминают уроки и делятся ценностями, на которые опираются по жизни.
 
После освещения «бомбической новости» меня забросали поздравлениями (отдельно - большое спасибо вам) и вопросом: «Ну, как вам Познер?».
Познер - это Познер.
 
Кто много видел - мало плачет. Но всё же Познер плачет. От душевной боли. Так он сказал. 
И в нашем проекте гость не из-за своей масштабности и величия. А из-за моего созвучия и сумасшедшего сходства наших с ним взглядов на разные вещи.
 
Почти всегда я поддерживаю его в решениях и убеждениях (это когда с телевизором разговариваешь): вот, к примеру, его желание быть услышанным в своём месседже и вышедшего с седой головой на сцену к танцору с ограниченными возможностями, в правдивой оценке совсем не бесталанной девочки, исполнившей песню Земфиры, защитившего мальчика из Нового Уренгоя своей неоспоримой и твёрдой точкой зрения.
 
Я «защищаю» Познера, когда он не щадит героев «Познера», ожидая от них лишь одно: сказать как есть, а не пользоваться возможностью выстроить архитектуру имиджа (что там кокетничать - ведь это Первый Канал) и после сказать: «Я же у Познера был». 
Я улыбаюсь, когда маэстро отдыхает с умными и честными гостями, и почти что ощущаю это его ощущение счастья, когда интервью ему понравилось.
 
Я поддерживаю его однозначность и нескрываемую суровость в момент откровенной лжи, и даже цинично звучащая фраза «Вопросы здесь задаю я», явно демонстрирующая осознанность собственного превосходства, не коробит меня лишь только потому, что так оно и есть.
Правда - она ведь заземляет, придавливает.
 
Ещё его нередко пытаются уличить в противоречивости, а ведь, порой, нужно просто внимательно  читать или слушать Познера. Внимательно. На мой взгляд, он слишком умён, чтобы забивать мячи в свои ворота.
 
Ещё Познер убедителен, когда говорит, что ему претит менторство. 
И вот с таким гипертрофированным стремлением к правдивому изложению о том, как живёт, он пришёл в свой третий возраст.
 
Вот и сегодня мне пишут, спрашивают: «Ну как он? Не сноб? Какой?»
Какой-какой. Вот точно такой, как в своём «Познере» - в зависимости от ситуации. 
То чудной, то возмущённый, то философ, то благодарный зритель, но со своей точной эмоцией на лице.
 
Это и помогало мне вести диалог. И потому некоторые вопросы я опустила. 
На вечерней встрече с алмаатинцами, к сожалению, мне не удалось присесть среди гостей, так как после записи интервью я поспешила переодеться и подправить «морду лица». Вернувшись в клуб Seven часом позже, я не обнаружила ни одного свободного места. Но ничуть не расстроилась! Ещё бы! Ведь больше часа была наедине с тем, кого давно уже знают во всем мире. 
Я устроилась далеко в уголочке в мягком кресле, попивая ледяное шампанское, и лишь догадывалась о чём довольно долго  продолжалось общение в зале. 
Среди зрителей почти все были знакомые и даже друзья.
 
После встречи они не выносили на лицах довольства и восторга, отнюдь. Была на этих лицах удручённость на грани с досадой, а уже в кулуарах - много нешуточно шумных дискуссий. 
И тогда я спросила: «И что ж вы молчали? Почему не сказали на месте, мол, было бы неплохо перейти к теме такой-то, или, что биографию журналиста знаете в деталях...
Почему не повели себя так же честно, как привык жить и сам высокий гость?»
Но в том наша «ментальность-уникальность»: мы в подавляющем большинстве не говорим здесь, сейчас и КАК ЕСТЬ. Мы судим, оцениваем и шумим только друг другу на ухо или на кухне. 
А сказать «Мне не нравится, и я так не хочу» могут единицы. 
Я могу. И очень себя за это уважаю.
 
Было ли мне страшно не увлечь Познера? Было. 
Но моё бесстрашие подсказало: лучше делать, научаться и расти, чем отказываться под притворной маской равнодушия к возможности - ведь обесценить всегда проще, чем пойти в атаку и преодолеть.
 
Если же рассказать о том, как нам это удалось? 
Всё выглядело до жути тривиально: наша компания DPARTNERS выступила одним из спонсоров (не организатором!!!) приезда Владимира Познера в Алматы. Но нас мало интересовали опции «лого на пресс-стенееее» и «упоминание ведущим о нашем лиииидерстве и том, что мы ах какиииие». 
Наша мотивация была иная: мы запросили о возможности участия гостя в проекте «Честная жизнь». Для этого быть спонсором мало, нужно было представиться. 
Мы отправили мой профайл и ждали ответа от Познера. Это как учиться в Гарварде: мало заплатить - нужно сдать экзамены.
 
Вашему вниманию «Честная жизнь» с Владимиром Познером. 
Мы хорошо поговорили.